Примеры интеграции иностранцев: какие меры действуют реально?

Журналист Владас Роженас

Интеграция иностранцев — самое важное и иногда забываемое понятие в публичных выступлениях о беженцах, экономических мигрантах, иммиграции и эмиграции.

Часто одна из самых громких публичных позиций заключается в том, что миграция — это негативное явление, которое необходимо ограничивать, поэтому говорить об интеграции не имеет смысла. Однако статистика показывает, что миграция просто неизбежна. Большинство (38 проц.) мигрантов приезжают в страны ЕС ради семьи, еще 17 проц. — в поисках работы, 4 проц. — получить образование и т. д. Мир, в котором можно свободно передвигаться, создал условия, при которых люди желают и по вполне обоснованным причинам хотят менять страны проживания.

Таким образом, миграция в Литву будет происходить точно так же, как миграция из Литвы. Вопрос в том, какую пользу может принести миграция государству, его экономике, культуре, общественной жизни. Именно все это начинается со стратегических решений о том, как интегрировать иностранцев в страну, которая не является для них родной.

Неоднократные анализы показывают, что напряженность между местным сообществом и иммигрантами в большей степени зависит не от этнических причин, а от наличия заранее подготовленных программ для установления диалога между новоприбывшими и местными жителями. Другими словами, на отношения между местными сообществами и сообществами мигрантов большее влияние имеет не то, с чем сталкиваются люди, а то, как происходит это столкновение — готовы ли и могут ли обе стороны разговаривать друг с другом.

И хотя многие интеграционные программы должны быть организованы на государственном или, по крайней мере, на муниципальном уровне, неправительственные организации, работодатели или даже сами сообщества могут внести значительный вклад в интеграцию иностранцев.

Обучение языку

Исследования показывают, что двумя наиболее важными факторами в обеспечении успешной интеграции иммигрантов являются трудоустройство и знание местного языка. Эти два пункта тесно связаны друг с другом. Работа, особенно по уже имеющейся профессии, позволяет мигрантам налаживать социальные связи, но иммигрантам, не знающим местного языка, доступна лишь небольшая часть трудового рынка. И наоборот, язык быстрее можно изучить, когда он используется на практике, а получить знания без работы или учебы значительно труднее.

По этому успешные государственные программы интеграции иммигрантов часто включают длительные программы изучения местного языка. В Австралии бесплатно обучают английскому до 510 часов, в Норвегии норвежскому языку — до 250 часов и т. д.

Примером может служить канадская бесплатная 14-недельная программа расширенного языкового обучения „Enhanced Language Training“. Ее цель — объединить два упомянутых выше аспекта: учить иммигрантов не только английскому языку, но и дать именно такие знания, которые необходимы для интеграции в трудовой рынок. Такие государственные инвестиции помогают именно квалифицированным иммигрантам с высшим образованием или специфическими знаниями в определенной области, которые они не могут использовать из-за незнания местного языка.

В Великобритании создана отдельная система изучения английского языка „Reflect for ESOL“ специально для иммигрантов, беженцев или просителей убежища, учебник по которой можно найти здесь. Программа предназначена для обучения взрослых в группах, но не путем слушания учителя, а путем принятия решения о том, что будет обсуждаться на каждом уроке. Например, на уроках о работе учат не только словам разных профессий, но и спрашивают студентов об уже имеющемся опыте, об их способностях, о том, чем они хотели бы заниматься в для них новой стране. Весь сформированный словарный запас основан на идеях, которых высказывают  учащиеся, а это значит, что весь он будет иметь практическую пользу. Подобным образом уроки в Литве проводит Центр общественных и социальных инноваций с помощью волонтеров, которые бесплатно учат литовскому языку иностранцев.

Способность мигрантов адаптироваться к новым трудовым рынкам не менее выгодна для самого государственного трудового рынка — по данным Евросоюза, 40 проц. работодателей не находят достаточно квалифицированной рабочей силы. Кроме того, статистически квалифицированные мигранты с большей вероятностью будут оставаться в одном и том же населенном пункте в течение более длительного периода времени, что еще больше облегчает их интеграцию.

Особенно успешные организации сочетают обучение языку с бесплатной юридической помощью и доступом к бесплатному временному убежищу или работе, например Варшавский мультикультурный центр.

Помощь в установлении социальных контактов


Matheus Bertelli

Хотя обучение языкам не во всех странах доступно или недостаточно интенсивно, многие западные страны все таки понимают пользу этих программ. Совсем по другому происходит налаживание связи с местным сообществом — эта проблема обычно не решается на государственном уровне и предоставляется на самоусмотрение. Отношения мигрантов с местным сообществом ложатся на плечи обоих сообществ. В мире существует ряд общественных инициатив, направленных на установление диалога между различными слоями общества. Например, в Берлине, где много как экономических мигрантов, так и беженцев, существуют инициативы встречаться с иностранцами, вместе готовить еду, заниматься творчеством, спортом и т. д. И хотя ни одно из этих мероприятий само по себе не обеспечит интеграцию, они помогут наладить диалог, поскольку будут совместные действия и хотя бы одна тема, интересная обеим сторонам.

В Европе существуют буквально тысячи подобных инициатив. Германия вносит в каталог многие организации по интеграции иммигрантов (в основном беженцев) на отдельной карте. Однако Германия — далеко не единственная такая страна. Мы редко слышим о подобных инициативах, потому что они в принципе нацелены на небольшое количество людей и всегда очень локальны.

Со стороны местного сообщества необходимо познать прибывающих людей, и, во-первых, помочь им познакомиться с культурой страны, а во-вторых, самим захотеть чему-то научиться у мигрантов. Семьям мигрантов, внедряясь в жизнь местного сообщества, очень важна социализация их детей — когда они ходят в одну и ту же школу с местными, естественным образом завязываются более тесные связи и между родителей. Тем не менее, часто родители-мигранты не имеют никакого доступа к образовательному процессу. Такие организации, как „Men“ в Германии, организуют мастерские специально для родителей учащихся детей мигрантов, чтобы они могли адекватно участвовать в школьной жизни, познакомиться с учителями и другими родителями не только на местном языке.

Почти все исследования социальной интеграции указывают на один общий аспект: иммигрантам нужна как можно больше заранее доступна информация о местном сообществе.  Если человек приезжает в незнакомую страну, где у него нет друзей или семьи, которые могли бы его познакомить со страной, ему будет намного сложнее адаптироваться к местной культуре, потому что он просто не будет знать, к чему адаптироваться — какой с него спрос и что считается неприемлемым.

К сожалению, эффективность общественных инициатив сложно определить количественно, поскольку их преимущества не очевидны. Курсы языка или программы приема на работу в конечном итоге дают ощутимые результаты — обученных и нанятых людей. А сказать, насколько успешна интеграция иностранца в социальную жизнь нового сообщества, намного сложнее, и на это просто не может быть однозначного ответа.

Применение навыков мигрантов

Страны, сталкивающиеся с высоким уровнем иммиграции, как правило, стараются распределить иммигрантов так, чтобы они интегрировались в жизнь разных регионов, а не формировали замкнутое сообщество только с другими иностранцами. Кроме того, квалифицированных рабочих обычно не хватает не в столицах, а в небольших городах.

Лучшими примерами являются интеграционные программы для иностранцев Швеции и Дании, которые направляют просящих убежища лиц в места, где их образование или опыт могут быть полезны. В Швеции предпринимаются усилия по интеграции мигрантов в более мелкие поселки с сокращающимся местным населением (как в случае с небольшими городами в большинстве западных стран, включая Литву).

Например, в портовом городе Люсекил, население которого неуклонно сокращается в течение примерно двух десятилетий, мигранты заняты в сфере обслуживания и туризма. Их работа начинается с субсидированных государством практик, целью которых является одновременное обучение как специальности, так и необходимому языку.

Другой явно успешной инициативой является программа KVINFO в Дании, которая направлена на соединение местного бизнеса с женщинами со статусом беженцев, которые становятся учащимся. Организация помогает соединить местных жителей с приезжими, но  за процесс обучения они сами несут ответственность — женщины-иммигрантки с помощью датчан ищут не просто работу, а работу, соответствующую их способностям, часто они даже поощряются стать работодателями.

В Канаде на национальном уровне существует программа „Provincial Nominee“, которая позволяет предприятиям небольших городов и самоуправлений приглашать квалифицированных мигрантов. Одна из причин успеха программы заключается в том, что, как и во всех мегаполисах мира, в Торонто и Монреале аренда и проживание являются самыми дорогими, а интегрироваться в местное сообщество — сложнее всего. Таким образом, работодатели в небольших районах с радостью принимают рабочих-мигрантов, государство довольно более равномерно распределенным населением, а сами мигранты получают гораздо более гибкие условия для проживания.

В Литве программы интеграции и курсы литовского языка бесплатно предоставляют:   В настоящее время бесплатные курсы литовского языка для мигрантов в Литве организуют партнеры Каритас «Центр социально-образовательных инициатив Плюс», «Красный Крест Литвы» и «Центр общественных и социальных инноваций».
Интеграция семьями:   Общий проект Каритас, „menų agentūra Artscape“ ir „Refugee Council of Lithuania“ по интеграции семей иммигрантов с местными семьями „Bendruomenių tiltai“. В настоящее время проект приглашает литовские семьи стать волонтерами и друзьями-наставниками иностранцев, получивших убежище в Литве.