Шриланкиец Дхаршан: «С беженцами связано так много положительных вещей. Наш долг — показать их общественности».

Негативное отношение общественности сопровождало беженцев в Литве постоянно. Вспышки ненависти на улицах по причине иной расы или убеждений переносятся на рабочие места, где приезжие, желая найти источник средств к существованию, сталкиваются с дискриминацией. После событий последних месяцев на границе с Беларусью эта ненависть, похоже, достигла кульминации. Аугусте Дудутите, специалист Программы интеграции иностранцев «VA Caritаs», видит проблему в средствах массовой информации и громких заголовках.

А. Дудутите

            «У части общества есть определённое мнение о беженцах, не важно, хорошее или плохое. А таковых, которые на самом деле знают приезжих, немного. Мы видим, что у тех, кто сталкивается с ними напрямую, складывается лучшее мнение, чем у людей, которые слышат о беженцах только из средств массовой информации или в общественной среде. 97 процентов работодателей довольны работой иммигрантов. Также мы, опекая беженцев, общаемся с ними, мы их не боимся и нам это приятно. Негативные стереотипы часто исходят из средств массовой информации. Некоторые веб-страницы придерживаются принципа этического общения, однако  встречаются и немало заголовков, посредством которых пытаются произвести сенсацию. Я понимаю, что это один из способов для выживания средств массовой информации, но это происходит за счет качества жизни и достоинства определенных людей. О беженцах идёт речь как о фауне, они, как говорят, скоро заполнят страну. Это случаи, когда о приезжих пишут не как о личности, а как об явлении или связывают с преступными группировками. Это оказывает влияние на то, как общественность видит этих людей».

            По словам А. Дудутите, мнение формирует и кино. «Если мы рассмотрим американские фильмы, которые мы обычно и выбираем, в определённый период врагами были русские и американцы — как последствие холодной войны. Ранее плохими были немцы, а теперь этa роль чаще всего достаётся людям с Ближнего Востока. Это также прорастает в нашем подсознании».

            А. Дудутите заявляет, что ответственность за пока всё еще тяжелое положение беженцев в Литве ложится в основном на наше общество, чем на самих приезжих. Девушка рассказывает, что в страну приезжают люди с различным образованием, в том числе с докторской степенью по истории, социологии, врачи, летчики, владеющие четырьмя языками. Такие люди, у которых есть высшее образование, получают штамп в Литве, получают статус беженца и выполняют работу с гораздо низкой квалификацией, чем они могли бы в соответствии с их достижениями в своей стране. У литовцев вызывают страх различия во внешности, такие как борода или религиозная одежда. Именно по этой причине беженцы часто стремятся не только выучить литовский язык, интересоваться культурой страны, но также менять свой внешний вид и убежать от того, что им свойственно от природы.

            А. Дудутите уверяет:  «Ассимиляция — это не то же самое, что интеграция. Необязательно менять то, кем вы являетесь, тем более то, как вы выглядите, чтобы здесь создавать свою жизнь. Было бы замечательно, чтобы такие вещи, как детали внешнего вида, не ассоциировались с угрозой общественности Литвы и чтобы этим людям не приходилось его менять, особенно если это не влечёт за собой негативные последствия».

Для того, чтобы развеять страхи и мифы, достаточно одного разговора

И. Ранцова

            Руководитель «Живой библиотеки» Инга Ранцова много лет работает с людьми, которые сталкиваются с дискриминацией и обособлены обществом, поэтому она хорошо осведомлена о повседневной жизни и проблемах беженцев. Женщина может говорить о негативном отношении общественности к разным группам людей, основываясь не только на опыте «Живой библиотеки», но и на своем личном опыте. И. Ранцова, родом из небольшого городка, испытывает сильную враждебность по отношению к меньшинствам каждый раз, когда она посещает дом, и удивляется, почему это происходит.

            «Кажется, люди путешествуют и остаются в роли гостя в чужой стране. Возможно сколько-то могу понять старшее поколение, которое чувствует напряжение. Ведь то, с чем я не знаком, что мне неизвестно, меня пугает. Вот мой отец был моряком дальнего плавания и исколесил весь мир. Люди других национальностей не развивают у него стресс, потому что он познал разные культуры», — рассказывает И. Ранцова.

            У её матери несколько другой взгляд. Раньше И. Ранцова работала с зависимыми людьми, и когда она сообщила семье, что скоро начнет заботиться о беженцах в Литве, она услышала такие слова своей матери: «Наркоманы не убили, то теперь будешь работать с террористами», — вспоминает руководитель «Живой библиотеки», — «Так что, одна моя семья показывает очень разнообразное общество».

            Работая с «Живой библиотекой», женщина вносит свой вклад в действительно значительные изменения в Литве. Ее опыт показывает, что человеку важно познать, услышать и прикоснуться к тому, что чуждо и даже пугает. Женщина вспоминает, как ехала в с волонтерами библиотеки в небольшой городок, молодёжь которого была убеждена, что беженцы обязательно должны быть  чернокожими с сыпью на коже. Таким образом, светлокожий голубоглазый афганец, к тому же прекрасно составляющий предложения на литовском языке, устроил в селе настоящий переворот.

            «Эти одиннадцать молодых людей поговорили с человеком, который был полной противоположностью их предвзятому отношению, и когда они вернулись домой, они рассказали об этом своим родственникам и друзьям. Для них это было таким открытием, таким новшеством. Тогда понимаешь, какое влияние оказывает «Живая библиотека», — радуется И. Ранцова.

            Женщина рассказывает, что чаще всего враждебность литовцев определяется страхами и стереотипами в отношении иностранцев. Люди обеспокоены тем, что приезжие лишат их работы, они ассоциируются с разрушением семьи, неуважением к женщинам, беспорядком и неподходящими социальными навыками. Встречаются различные случаи — от арендодателей, которые не хотят принимать мусульман, потому что у них якобы плохие навыки гигиены, до работодателей, которые считают, что таким приезжим не стоит предоставлять работу, потому что они будут все время молиться и у них не будет времени выполнять свои обязанности.

            И. Ранцова уверяет, что для адаптации в Литве приезжим прежде всего нужна смелость: «Важно меньше сидеть взаперти, больше ходить, больше знакомиться. Только таким образом можно развеять мифы о том, кто такие беженцы».

Издевательства и оскорбления по соседству

Д. Наваратнам

            «Меня называли словом, которое начинается с буквы «н». Они даже сами не знали, чёрная у меня кожа или коричневая, и им это было совсем неважно. Также меня называли плохими русскими словами, значение которых я в то время даже не понимал», – о начале своей жизни в Литве и первых знакомствах с литовцами рассказывает шриланкиец Дхаршан Наваратнам, – «Позже, когда уже узнал значение этих слов, мне всего лишь было смешно. Я решил, как мне реагировать на такое поведение людей –  я решил вообще не реагировать на это. Когда я начал игнорировать все это, они перестали меня оскорблять».

            Случай с беженцем Дхаршаном Навартнамом в Литве – не исключение, а правило, болезненная проблема, с которой сталкивается большинство приезжих, особенно тех, кто выделяется своей внешностью, исповедует иную веру и не похож на типичного литовца. Приезжие здесь чувствуют социальную изоляцию, дискриминацию и оскорбления. Однако, когда шриланкиец об этом рассказывает, в его голосе не слышны нотки обвинения, мужчина не  выскажет никакого упрека литовской общине. Дхаршан, добросердечный человек, на своей родине испытал политические преследования, насилие, пытки и утверждает, что видел самое ужасное, что можно видеть в этом мире, поэтому здесь, в Литве, он в безопасности и чувствует благодарность за то, что у него есть. Шриланкиец также отмечает изменение отношения литовцев к приезжим. Если ранее Даршан мог спокойно гулять только в столице, в Вильнюсе, в единственном городе, где не было оскорблений, то теперь человек видит положительные изменения в самоуправлениях, особенно в Пабраде, где он проживает уже не первый год.

            «В Вильнюсе я всегда чувствую себя нормальным человеком. Немного другая ситуация в Каунасе, Пабраде, но за последние четыре года я заметил значительные изменения. Город изменился. Коренные жители стали гораздо дружелюбнее к беженцам. Не все, однако они  на самом деле стараются. Может быть потому, что у них нет другого выбора — ведь Пабраде и  славится центром для беженцев», — рассказывает мужчина.

Дружелюбие соседей — значительное достижение для выходца из другой страны

            «Я редко бываю дома, поэтому мы лишь изредка разговариваем с соседями. Утром или вечером мы здороваемся и обмениваемся несколькими словами: «Как дела, как прошел ваш день?» Беседы короткие, но для меня они очень много значат. Сначала со мной никто не разговаривал. Они называли меня «бородой». Я слышал, как соседка рассказывала обо мне своему мужу и говорила «борода, борода», и думала, что я их не слышу. Я помню случай, когда у меня была вечеринка с барбекю, на которую собирались мои друзья. По соседству мы слышали, как нас называли рабами», — признается мужчина. — «Самое главное, что теперь они мне улыбаются. Это самое значительное изменение. Понимаешь, разговаривать не обязательно. Достаточно просто улыбки, которая ничего не стоит. Мне её уделяют соседи, и я от этого счастлив».

            Дхаршан считает, что такие изменения связаны с тем, что он сам часто улыбается окружающим, старается никого не беспокоить, занимается своими делами и попросту спокойно работает в своем саду. «Может быть, соседи думают, что если этот мужчина постоянно улыбается нам, мы должны хотя бы раз в день ответить ему тем же, потому что чувствуют себя виноватыми», — шутит шриланкиец.

   Социальные изменения — маленькими, но твердыми шагами

            «Это не является чем-то, что можно быстро поменять. Для этого требуется время. С беженцами связано так много положительных вещей. Наш долг — показать их общественности и властям. Несмотря на то, что существуют и проблемы, которые возникают из-за беженцев, важно, чтобы люди видели положительные примеры и решили дать нам шанс. Сейчас об иммигрантах поступает так много плохой информации, что люди боятся общаться с нами, потому что они просто нас не знают. Не могу их винить. Если бы на социальных платформах о нас было больше положительных моментов, это было бы действительно полезно. Пусть изменения происходят шаг за шагом, потому что вы не можете изменить все за один день».

            Сам Дхаршан вносит свой вклад в образование общества. Шриланкиец принадлежит «Живой библиотеке». Это место, где «книгами» становятся люди и представляют группы общества, которые подвергаются дискриминации. Чтение в этой библиотеке необычно. Ее посетители завязывают разговор с «живой книгой». Именно во время бесед волонтеры библиотеки, рассказывая свою историю, помогают избавиться от предрассудков и создают условия для более тесного контакта со стигматизированной группой общества. Дхаршан присоединился к этому проекту для того, чтобы менять негативное мнение литовцев о беженцах и познакомить людей с культурой и обычаями своей родной страны. Общение в «Живой библиотеке» также помогает мужчине расслабиться: «Для меня это словно терапия. Чем больше вещей хранишь внутри, тем тебе труднее становится. Когда говорю, я высвобождаюсь.»